Закрыть Орган принятия

Управление РЭБ Генерального штаба Вооруженных Сил

г. Минск, ул. Коммунистическая, 1,

тел./факс 8 017 297 19 09


Данильчик Игорь Иванович


Полковник


Начальник управления радиоэлектронной борьбы Генерального штаба Вооруженных Сил Республики Беларусь



Данильчик Игорь Иванович родился 16 февраля 1969 года в деревне Львовка Волковысского района Гродненской области.

В 1991 году окончил Пушкинское высшее военное училище радиоэлектроники противовоздушной обороны.

Военную службу проходил на должностях старшего оператора отдела вычислительной техники командно-вычислительного центра, инженера группы регламента и ремонта (прицельно-навигационных комплексов), начальника группы регламента и ремонта (радиоэлектронного оборудования) батальона технического обеспечения, инженера инженерно-авиационной службы авиационной базы, старшего инженера инженерно-авиационной службы авиационной базы.

После окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина Министерства обороны Российской Федерации военную службу проходил на должностях начальника службы радиоэлектронной борьбы оперативного отделения штаба авиационной базы, старшего офицера службы радиоэлектронной борьбы Главного штаба командования Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны Вооруженных Сил Республики Беларусь, начальника службы радиоэлектронной борьбы Главного штаба Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны.

С 25.06.2010 г. – начальник управления радиоэлектронной борьбы Генерального штаба Вооруженных Сил Республики Беларусь.


Задачи войск РЭБ:

радиоэлектронная разведка;

радиоэлектронное подавление;

радиоэлектронная защита РЭС.


История развития РЭБ

Возникновение и развитие радиоэлектронной борьбы (РЭБ) неразрывно связано с историей развития радиоэлектронных средств (РЭС) и внедрения их в сферу вооруженной борьбы.

Радиоэлектронная борьба считается относительно молодым направлением в военном деле. Вместе с тем идея и первые случаи ведения радиоразведки и создания радиопомех относятся еще ко времени начала применения радио в военном деле.

Первые попытки применения помех для нарушения радиосвязи имели место в ходе русско-японской войны. 15 апреля 1904 года японские крейсеры подвергли артиллерийскому обстрелу внутренний рейд и город Порт-Артур. Артиллерийскую стрельбу корректировали по радио стоявшие напротив входа в гавань японские корабли. С помощью корабельной радиостанции броненосца «Победа» и береговой радиостанции «Золотые Горы» защитники Порт-Артура успешно подавляли помехами передачу радиограмм кораблей-корректировщиков.

В результате, как следует из донесения командующего флотом контр-адмирала князя П. Ухтомского, из выпущенных неприятелем более 60 снарядов попаданий в цели не было.

Более интенсивно радиоразведка и радиопомехи начали применяться в ходе Первой мировой войны. Радиопомехи создавались для нарушения радиосвязи между штабами армий, корпусов и некоторых дивизий, а также между военными кораблями. Помехи радиосвязи применялись в ходе боевых действий военно-морских сил и сухопутных войск эпизодически, так как воюющие стороны отдавали предпочтение перехвату радиопередач, а не их срыву. Для создания помех использовались обычные средства радиосвязи, а в германской армии — специальные станции радиопомех.

В ходе Второй мировой войны кроме средств радиосвязи начали широко применяться радиолокационные станции и радионавигационные приборы. В связи с этим в ряде армий начинают разрабатывать станции помех и создавать воинские части для борьбы с радиоэлектронными средствами противника.

К этому же времени относится создание органов и частей радиоэлектронной борьбы Красной армии. На основании докладной записки Наркома внутренних дел СССР 16 декабря 1942 года было принято постановление Государственного Комитета Обороны «Об организации в Красной Армии специальной службы по забивке немецких радиостанций, действующих на поле боя». В соответствии с указанным постановлением были сформированы первые части радиопомех: 130, 131 и 132-й отдельные радиодивизионы специального назначения. Еще один дивизион (226-й) был создан в марте 1944 года. Дивизионы имели численность 195 человек, из них 32 офицера. На их вооружении состояли от 8 до 10 автомобильных радиостанции типа РАФ-КВ и РСБ-Ф, специально оборудованных приставками для создания помех; 18-20 разведывательных радиоприемников типа «Вираж» и «Чайка» и четыре радиопеленгатора типа 53-ПК-3 и «Штопор». В 130, 131, 132-м радиодивизионах СПЕЦНАЗ имелись также мощные железнодорожные станции радиопомех типа «Пчела». В последующем эти части принимали участие во всех операциях Великой Отечественной войны. Ими была сорвана передача более 24 тысяч радиограмм в оперативном и оперативно-тактическом звеньях управления противника.

Действия этих радиодивизионов были особенно эффективны при блокировании окруженных группировок противника. Так, при разгроме окруженной группировки в Кенигсберге, 131-й отдельный радиодивизион специального назначения подавил практически все радиосвязи группировки противника с верховным главнокомандованием и с Земландской группировкой, что, по заявлению командующего окруженной группировкой, явилось одной из причин капитуляции немецко-фашистских войск.

Большую роль радиодивизионы специального назначения сыграли в крупнейшей наступательной операции Второй мировой войны — операции «Багратион».

В начале операции войска 1-го Прибалтийского фронта окружили и через четыре дня разгромили западнее Витебска пять немецких дивизий. Одновременно войска 1-го Белорусского фронта до 29 июня ликвидировали основные силы (шесть дивизий) 9-й армии противника после окружения в районе Бобруйска. Затем, развивая наступление, советские войска освободили Минск, окружили и к 12 июля разгромили восточнее его крупную группировку противника, состоявшую из соединений 4-й и 9-й армий. К концу операции советские войска, разгромив главные силы группы армий «Центр», освободили Белоруссию, часть Литвы и Латвии, вступили на территорию Польши и подошли к Восточной Пруссии.

131-й ордн спецназ, поступивший 1 июля 1944 года в состав войск 3-го Белорусского фронта, из районов Б. Соболи (12 км. южнее Рудня) с 8 по 27 июня и дер. Грязино (25 км северо-западнее Орши) с 28 июня по 1 июля нарушал радиосвязь 3-ей танковой армии и 4-й армии, а также радиосвязь взаимодействия между ними. Радиопомехи, создаваемые дивизионом в 70 радиосетях и радионаправлениях, сорвали передачу около 3700 радиограмм, или свыше 90% всех радиопередач противника. В их числе был сорван прием 30 весьма важных оперативных радиограмм группировки войск, окруженной восточнее Минска, и 90 радиограмм штабов войск, действовавших на каунасском направлении. В процессе передачи 3700 радиограмм в условиях радиопомех немецкие радисты 11 000 раз повторяли отдельные группы и 4700 раз весь текст радиограмм, 1600 раз переходили на другие частоты, 400 раз меняли частоты в процессе радиообмена, около 400 раз теряли радиосвязь и запрашивали настройку, 600 раз прекращали радиопередачи и возобновляли в другое время, 250 раз пытались передавать радиограммы в перерывах между помехами, 50 раз увеличивали мощность радиопередатчиков и принимали другие меры защиты от радиопомех.

В это же время впервые встал вопрос об организации взаимодействия по радиоэлектронной борьбе между частями и подразделениями специальных войск. С целью улучшения взаимодействия и сокращения времени на передачу данных о вскрытых радиосвязях приемные радиоцентры 131 ордн и 474 ордн ОСНАЗ с 8 июня 1944 года действовали совместно, располагались в общих позиционных районах, а иногда в одних помещениях.

В этой же операции достаточно успешно применялся такой способ радиоподавления, как передача дезинформирующих сообщений. Бывший начальник штаба 131-го ордн спецназ полковник Иванов А.Н., вспоминая о ходе ликвидации окруженных разрозненных группировок противника восточнее Минска, рассказал, что радисты дивизиона, используя трофейную радиостанцию, вошли в радиосвязь с главной радиостанцией одной из окруженных дивизий, которая безуспешно в течение двух часов пыталась установить радиосвязь с радиостанцией штаба корпуса, и приняли на себя несколько радиограмм, предназначавшихся штабу немецкого армейского корпуса. Радист дивизиона настолько точно имитировал почерк работы радиста корпусной радиостанции противника, что плененный впоследствии радист дивизионной радиостанции на допросе высказал полную уверенность, что точно по назначению передал две сверхсрочные радиограммы, и был разубежден в этом только после демонстрации нашим радистом характера прошедшего радиообмена.

130-й ордн спецназ 1-го Белорусского фронта начиная с 24 июня нарушал радиосвязь соединений 9-й армии в районе Бобруйска, затем радиосвязь соединений 4-й армии, отходящих под ударами войск фронта. Особое внимание уделялось нарушению радиосвязи соединений 9-й армии, которые, как стало известно из перехваченных радиограмм, готовились к прорыву из окружения на северо-запад, чтобы соединиться с войсками 4-й армии. В результате мощных ударов авиации и сухопутных войск к 28 июня бобруйская группировка была полностью ликвидирована.

В последующем 130-й дивизион во взаимодействии со 131-м дивизионом нарушал радиосвязь штабов соединений 105-тысячной группировки противника, окруженной восточнее Минска. В ходе разгрома Минской группировки дивизион нарушал связь соединений 12, 27 и 35-го армейских, 39 и 41-го танковых корпусов 4-й и 9-й армий противника, пытавшихся прорваться на юго-запад.

За успехи в решении боевых задач 130-й и 131-й радиодивизионы были награждены орденами Красной Звезды, а 132-й — орденом Богдана Хмельницкого.

По окончании Второй мировой войны части радиоэлектронной борьбы были расформированы. Вновь специальные части РЭБ в сухопутных войсках были созданы в 50-х годах. При этом создавались части 2-х типов: в составе войск связи — батальоны для подавления наземной радио- и радиорелейной cвязи противника, а в составе войск ПВО — батальоны для подавления бортовых авиационных радиоэлектронных средств разведки, прицеливания, навигации и связи.